В гостях у диких пони   contacts   начало  




В гостях у диких пони
путешествие в Grayson Highlands Park



Вышли из машины. Стали собираться в поход. "Давай возьмем с собой что-нибудь пожевать в дорогу", - предложила Надя. "Нет, давай всё съедобное оставим. А то увидишь, что будет", - сказала я. Надя согласилась, мы собрались, я закинула за плечи свой красный рюкзачок, бросив в него фотоаппарат, и мы отправились в поход. Оглядевшись вокруг, сразу заметили на горизонте какой-то холм в стиле художника Виктора Брегеды. Местность поднималась вверх протоптанной дорожкой. Пейзаж был лунный, деревьев почти не было - так, тут и там по одному. Под ногами был мягкий мох и желтая трава типа степной. Сразу захотелось лечь и отдохнуть. Вход на тропу представлял собою настоящий вход, с торжественными деревянными воротами и табличкой "Ворота за собой закрой". Это показалось логичным, хотя мы еще не знали, зачем тут ворота. Потом до нас дошло, что забор держит диких лошадей в границах парка.
Мы читали про этих лошадей в Грэйсон-пакре, но не представляли как всё будет. Думали, вот бы повезло хоть одну увидеть.

Грэйсон-парк находится в Вирджинии, ехать часа два от Винстон-Салема в сторону парквэя Голубая Гряда (Blue Rige Parkway). Мы списали направления с интернета, но там оказалось столько поворотов, что мы скоро запутались, остановились и спросили местных. Они помахали руками в сторону гор и дали классический ориентир - заправочная станция. Неожиданно это помогло. Проехав несколько заправок, мы свернули наугад и оказались в горном царстве, встретившем нас деревянно табличкой "Welcome to Grayson Highlands Park". С нас сняли пару долларов за въезд. На пути очень удобно оказался туристический офис. Мы спросили, где можно в этой местности посмотреть на диких пони, но нам ответили неопределенно, что мол кто их знает, где они бродят, а сюда мол они редко заходят.

Парквэй Голубая Гряда проходит через девять графств Северной Каролины и приносит штату два биллиона долларов дохода каждый год (из справочника).
Поднявшись на высокий но пологий холм, мы сразу стали всматриваться, нет ли лошадей. Довольно далеко от нас была видна гора, составленная из бесформенных слоёных камней, как из конструктора. Причём слои шли вверх, как будто их кто-то просто воткнул в землю. Я сразу решила на неё забраться и посмотреть на всё сверху. Я очень люблю возвышенности. Неожиданно одна из деталей этой конструкции отделилась. Она явно двигалась. Мы замерли и присмотрелись. Точно лошадь! "Скорей фотографируй меня с ней, пока она не убежала!" - попросила Надя. Я щелкнула затвором. Надя сделала несколько шагов по направлению к лошади - "чуть-чуть поближе" - я опять щелкнула затвором. Неожиданно оказалось, что лошадь тоже сделала несколько шагов по направлению к нам. Надя решилась на еще пару шагов. Лошадь приблизилась. Я их сфотографировала. Но лошадь на этом не остановилась. Она шла к нам! Тут Надя стала делать шаги уже в обратном направлении, от лошади, а та наоборот ускорилась к нам. Надя побежала ко мне, а я уже не знала что снимать. И тут произошло очень странное - лошадь подошла прямо к нам. То есть не просто близко - она подошла к Наде, обнюхала её и неожиданно... стала жевать её куртку! Надя потянула куртку к себе, лошадь - к себе. Мне стало весело! "Что там у тебя в карманах?" - спросила я Надю сквозь смех. Оказалось, она в кармане яблоко припрятала! "Вот говорила я тебе оставить всё в машине!" - сказала я. Кое-как мы отбили куртку от лошади. Лошадь оказалась собственно не большой обычной лошадью, а пони. При этом очень милой, доброй и очень чистой. Грива ее была прямо шелковая, как будто кто-то её расчесывает каждое утро.



И тут мы поняли, что мы со своей пони тут не одни. К нам направлялись еще несколько. Они медленно, пожевывая на пути травку, подошли к нам познакомиться и узнать, не принесли мы мы им чего. Правила посещение парка запрещают кормить диких пони, но люди как всегда делают, что им кажется "лучше для природы". Видно, какой-то турист принёс сюда морковки покормить "бедных лошадок", а может даже и бутерброд из МакДональдса. Лошадей кормить нельзя! Никак нельзя! У них пропадает интерес к натуральной пище, они спят и видят бутерброды, начинают приставать к туристам, у них портятся желудки. Пожалуйста, люди добрые, если вы решите повторить наш маршрут и сходить посмотреть диких пони - не кормите их. У них достаточно еды. Они - дикие. Ведь не приходит же вам на ум идея поехать на северный полюс кормить белых медведей, потому что они голодают из-за глобального потепления (хотя Наде, например, именно такая идея пришла - я её еле отговорила).

Парк Grayson Highlands был основан в 1965 году и поначалу назван штатным парком Mount Rogers, потому что он находится на обширной территории, прилегающей к этой горе. Многие открывают для себя этот парк "случайно", исследуя местность в районе горы Rogers. Находится парк на дороге номер 58 между селениями Independence и Damascus в Вирджинии (из путеводителя).
Здесь можно насладиться потрясающими горными видами, которые могут посоревноваться с альпийскими, половить форель в горных потоках, забраться на самых высокую гору Вирджинии и полюбоваться прекрасным закатом. Здесь вы можете ступить на знаменитую тропу Аппалачин Трэйл. Аж четыре с половиной километра этой тропы проходит через парк. Это один из немногих парков, куда можно приехать со своей лошадью. Если у вас нету лошади, приезжайте со своим другом - на музыкальный конкурс горных гитаристов (третья суббота в июле). В сентябре тут проходит ежегодный фестиваль традиционной музыки, названный в честь местной знаменитости - гитариста Вэйна Хендерсона. Тоже здорово! Вы перенесетесь во времена, когда яблочный сидр был самым главным напитком, когда свежие яблоки варили в медных котлах на открытом огне весь день, чтобы сделать яблочное масло, а субботний вечер отводился для игры на скрипке и пению хором вместе с соседями - таков был образ жизни первых переселенцев, осевших в горах Аппалачи. Ну а если вы хотите просто погулять на свежем воздухе - вам сюда. Именно отсюда лучше всего начать подъем на гору Роджерс, самую высокую точку штата Вирджиния. Там вы будете на два километра ближе к небу! Тропа пологая, забираться легко. Зато потом можете сказать себе и людям: "Я побывал на самой высокой горе Вирджинии!". Лучше горного воздуха ничего не найдете - кислороду полно!



Парк расположен на территории в двадцать квадратных километров, места погулять вполне достаточно. Адрес (на случай если захотите взять направления с интернета) такой - 829 Grayson Highland Ln. Mouth of Wilson, VA 24363 телефон (276)779-7092. Ворота парка открыты с восьми утра до 10 вечера каждый день без выходных, вход - два доллара с машины, кэмпинг где поставить палаточку имеется в прилегающем лесу Jefferson National Forest. От Винстон-Салема расстояние на машине где-то сто миль.

Машину можно запарковать в Massie Gap и оттуда пройти тропой под названием Рододендрон (это такое растение семейства вересковых). Тропа приведет вас в холмистую равнину, с весьма негусто расставленными меховыми (словно просто для красоты, чтобы пейзаж не казался скучным) ёлочками и оформленную построениями из огромных валунов, будто разбросанных тут и там гигантскою рукою прямо из космоса. Тут явно была эволюция! Весёлым ситчиком встретят вас цветастые кустики азалий, а если повезет - будет цвести рододендрон. В горах он поздно начинает. И вот среди всего этого рая, будто для завершения картины, еще и мирно пасутся пони! Нереально. Кажется, что мы шагнули прямо в экран какого-то кинофильма.
Из дневника путешественницы: "В Грэйсон лучше ехать смотреть пони, пока жара не жахнула. Потому что в жаркое время они уходят выше в горы, и их уже не найти. Пони ходят там сами по себе, мечтательно, медитативно вписываясь в окружающий пейзаж, не спеша едят траву. Иногда бьют землю копытами, добывая более сочную - на поверхности трава вся сухая после зимы. Некоторые ходят парами, другие - группами по пять-шесть, а есть и те, что предпочитают одиночество. Удивительно, что пони все разного цвета. Очень симпатичные рыженькие с белым. Красивые чёрные с белыми чёлками (!). Кофейного цвета с чёрными чёлками (!). Причём эти чёлки у некоторых аж до самой земли! Невозможно поверить до чего красиво! И такие чистые! Такие мягкие! Их можно спокойно потрогать".



Людей пони не боятся и не пугают. Хотя "людей" там собственно и не было :). Мы поехали вдвоём, и за весь день нам встретились лишь два парня с рюкзаками. Простор - на мили! Пейзаж - лунный! Местность - пересеченная. Залезли на одну гору посмотреть, что на другой стороне, а там - следующая гора. Mного камней. Tо мне это Валаам напоминало, то Гавайи... Пони очень ласковые и спокойные. А еще они очень приятные, их очень хочется погладишь. На ощупь они плюшевые. Очень чистые. Они моют друг друга, лижут, чистят. Можно последить их эмоциональные состояния. Они ухаживают друг за другом. Стоят бок о бок - то ли греют, то ли друг на друга опираются. Мы видели маму с понёнком, который мирно пил мамино молоко. Видели двух больших пони - один другого утешал, положив голову ему на шею. Может, болело что-то. Живут они вдали от шума городского, от людей, как украшение земли. Там так красиво! Это пожалуй самый красивый парк из всех, в которых я бывала.
Пони собственно появились здесь не без участия человека. В начале семидесятых небольшие группы пони были привезены сюда и пущены бродить на свободе по территории штатного парка Грэйсон в шесть квадратных километром с "разрешением" переходить границу и увлекаться на "федеральные земли" - двенадцать квадратных километров территории, прилегающей к горе Роджерс и принадлежащие уже не к штатному, а к государственному заповеднику. Им понравилось. Потомки тех первых пони-переселенцев до сих пор там бродят по холмам. Количество пони не уменьшается, а наоборот. Сейчас их около ста двадцати - три семьи, ведущие начало от трех главные жеребцов-папаш. Люди конечно их подсчитывают и пишут научные труды по адаптации пони к натуральным лысинам Вирджинии. Когда численность пони становится слишком велико (более 120), то "лишних" мини-лошадок отлавливают и продают на аукционе во время осеннего музыкального фестиваля в горах (еще одна причина туда поехать!). Продажей пони занимается частная группа под названием Wilburn Ridge Pony Association. В Америке для всего имеется ассоциация. Деньги, вырученные с продаж, идут на программы поддержания "здорового образа жизни" среди диких пони. Каждую осень члены этой группы устраивают лошадкам проверки здоровья. Им "помогают" не болеть - раскладывают в разных частях парка блоки минералов и соли, которые пони лижут, даже дают им противозачаточные средства! В остальном человек старается не мешать, даёт дикой природе существовать, жить и умирать естественно.

Не сильно вмешался человек и в пейзаж, только чуть чуть изменил :) Давным давно каждое четвертое дерево в этих горах было... каштановым. Но тля-паразит убил все каштановые деревья в начале 1900х годов. Испорченные тлей, серые скелеты огромных деревьев так и стояли как памятники - до тридцати семи метров в высоту и по три метра в диаметре. Представляете - пейзажик! Но тут пришли дровосеки и усовершенствовали вид, срубив и продав ценную древесину, которая сопротивляется времени. Эти вырубки и пожары уничтожили и другие виды местной растительности немалой величины и разнообразия. Двенадцать лет заняло у дровосеков, чтобы очистить горы от величественных елей, американских хвойных деревьев тсуга и других хвойных пород. Полгектара на территории нынешнего парка Grayson Highlands дало двести тридцать шесть кубометров (перевести древесные футы в кубометры заняло у меня полчаса! :) - достаточно, чтобы построить тридцать домов среднего размера!

Лесники говорят, что количество деревьев в парке Грэйсон сегодня - не более трети от количества, которое здесь было когда-то... Но как известно, деревья растут, леса восстанавливаются. Если растительность не беспокоить вырубками и хозяйственной деятельностью, то она самовосстановится, здесь вырастут прекрасные еловые леса. Но процесс этот весьма медленный из-за сурового климата, сильных ветров, потери почвенного слоя. Интересно, что район горы Роджерс совершенно не похож на остальные горные районы Вирджинии. В хвойных лесах на возвышенностях здесь можно встретить растения и животных, которые скорей являются типичными для северный лесов, а не юга. Такие виды животных как летающие белки или виды растений как конский каштан обычно ассоциируются с северными лесами. В нынешнюю Вирджинию они прибыли с последними перемещениями ледникового периода. Гора Роджерс состоит из риолита, минерала вулканического поисхождения, который вообще больше нигде в Вирджинии не встречается. Он твёрдый как гранит. Так что эррозия самих гор происходит чрезвычайно медленно, и они остаются по сей день самыми высокими вершинами Вирджинии. Типы деревьев же с подъемом на более высокие горы в парке меняются. В начале восхождения вам будут сопутствовать лиственные породы типа желтой березы, сахарного клена, рыжего дуба. А на высотах они сменятся на еловые. Вершина же горы Роджерс на расстоянии кажется покрыта тёмной шапкой из-за дремучих елей.

Гора Рождерс долгое время считалась просто препятствием на пути переселенцев на запад. В 1728 году было выполнено исследование границы, разделяющей Виррджинию и Северную Каролину. Иследователь - Вильям Бёрд - на вершину горы Роджерс так и не забрался. Ему помешала Гряда Голубых гор, которые он назвал просто "голубыми облаками". Честь описания горы Роджерс принадлежит Вильяму Роджерсу (а теперь догадайтесь, почему гора так называется? :) Он был первым официальным геологом штата Вирджиния. Oн забраля на вершину в 1836 году, выполняя детальное геологическое описание местности. В то же время его родной брат исследовал горы Пенсильвании. Два брата опубликовали свою знамeнитую теорию формирования гор Аппалачи, которая основывалась на том, что этим горам по крайней мере несколько миллионов лет и что они произошли в ходе длительной эволюции. В то время, однако, люди придерживались мнения, что землю сотворил Бог один дуновением, a никакой эволюции не было. Братья Роджер подверглись критикe, но вскоре в 1859 году вышла книга Дарвина "Происхождение видов". Критики отцепились от братьев Роджерсов и переключились на Дарвина.
Я позвонила в отдел парков Вирджинии в надежде на интересную историю названия парка Grayson Highlands. Ну Highlands понятно - горный район, возвышенность. А почему Грэйсон? Оказалось, что Вильям Грэйсон был одним из двух первых сенаторов штата Вирджиния. Он появился в этой местности в 1765 году, где нашел восемь семей переселенцев, которые пришли раньше. Вильям был выбран во время первого заседания суда, которое прошло тогда в деревянном сарае на ферме. Он пользовался большим уважением, и его имя теперь носит графство Грэйсон. И парк. Хотя у кого-то явно не хватило фантазии назвать парк как-нибудь иначе. Вильяму Грэйсону же, при всем к нему уважении, вполне бы хватило графства, названного в его честь.

В парке Грэйсон ничего просто не успевает вырасти кроме моха и травы. Он знаменит именно своими живописными альпийского типа лугами или bolds (иначе как "лысинами" перевести не могу :) Человек здесь специально поддерживает ландшафт. Лесники даже устраивают контролируемые пожары. Им помогают поддерживать ландшафт пони тем, что мирно пасутся, подъедая мелкотравье и мох. Желтый травяной ковер уходит из-под ног. Кажется что ты в кукольной стране маленьких лошадок, в добром театре. Падаешь в мягкий плюшевый серебристый мох. Смотришь в небо - ждешь звёзд, чуда. Слава Богу, что такие места еще есть на земле!

Наталья Тучина
Винстон-Салем, Северная Каролина -
Grayson Highlands, Вирджиния
фото мои





ножи подарочные ножи,казачий нож пластунский